Хотите стать нашим автором? Присылайте Ваш материал на наш email yakutiankids@mail.ru

Хочу, чтобы все жители Якутии имели возможность, не уезжая за пределы республики, раскрывать свой потенциал и талант

 

Анастасия Старостина – воплощение энергии. Всегда деятельная, всегда в движении. Мама, креативный директор компании SAYBM. В ее инстаграме никогда не найдешь отфотошопленные фото и нарочитые позы. Она всегда такая, какая есть – предельно откровенная и правдивая, но в то же время очень чуткая и душевная.

 

- Настя, расскажи для начала, ты ведь училась в Москве?

Училась я в Хатасской средней школе, училась очень хорошо, всегда была активисткой, танцевала, пела в детстве, участвовала в олимпиадах. Закончив школу на отлично, поступила в шесть высших учебных заведений из которых выбрала Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. Студенческая жизнь в активной студенческой общественной работе.

 

Мы выступили основателями конкурса красоты среди студенток из Якутии «Туйаарыма Куо», я была и режиссером-постановщиком, и хореографом все первые четыре конкурса, от начала и до конца достаточно масштабное мероприятие мы с друзьями студентами делали сами, искали спонсоров, договаривались об аренде зала, писали сценарии.

 

Для меня это был очень хороший опыт. Именно тогда я познакомилась с очень многими людьми, с некоторыми из них я сейчас работаю, с некоторыми сталкиваюсь по совместным проектам и это так классно, когда ты приходишь, например, на прием к человеку, а он помнит тебя по своей молодости, уже знает тебя.

 

- Ты не хотела остаться в Москве после окончания учебы?

Честно говоря, я поначалу хотела остаться в Москве, но родители уговорили меня переехать, все-таки они были уже в возрасте. Я вернулась в 2006 году в Якутск и начала искать работу. После долгих поисков “своего” дела, я нашла себя, как это ни странно, в банковской сфере. Я работала руководителем группы по продвижению продуктов малого и среднего бизнеса в АКБ “Алмазэргиэнбанк”, где мне удалось получить бесценный опыт работы с клиентами, у которых был абсолютно разный бизнес. И каждый раз я погружалась в новые проекты и узнавала то, чего раньше не знала и даже не догадывалась. Таким образом, я познакомилась с нюансами и лайфхаками компаний, которые ведут разный вид бизнеса - торговлю, строительство, ресторанный, мебельный, и так далее. Каждый раз я погружалась в профессию своего клиента, проживала его боли и понимала желания.

 

- А как ты все-таки попала в консалтинг, ведь Сайбиэм это, по сути, консалтинговая компания?

Я проработала два года в Алмазэргиэнбанке и вдруг случилась форсайт-сессия. Это такая своего рода корпоративная игра, это технология, которая позволяет организациям и компаниям определить желаемое будущее, а также договориться об инструментах и плане достижения этого будущего. Основа методики – совместная работа участников с картой времени, образами и схемами. Мероприятие затрагивало действительно глобальные темы и учило мыслить не шаблонно, в ходе действия мы формулировали ключевые тренды, характерные для республики, страны и мира в целом, предлагали идеи по росту автоматизации рабочих процессов, по повышению качества жизни населения в связи с внедрением ИТ-технологий и многое многое другое. И на этом серьезном для всего банка мероприятии московские менторы выбрали трех лидеров-победителей и, в том числе, неожиданно, меня.

 

И вот именно тогда у меня возникла идея-фикс создания креативного кластера в Якутске. Я знаю, что каждый якутянин сам по себе очень талантлив. Мы все действительно очень одаренные Природой люди. В ходе работы родилась мечта - чтобы у всех жителей Якутии была возможность, не уезжая за пределы республики, раскрывать свой потенциал и талант. И, самое главное, чтобы это можно было бы коммерциализировать, чтобы земляки имели возможность зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом. Потому что я, к сожалению, очень долгое время занималась совсем не тем, что мне нравилось на самом деле.

 

Мне очень повезло, и после того, как меня заметили на форсайт-сессии в 2017 мне предложили должность коммерческого директора в новой структуре дочерней компании Алмазэргиэнбанка - SAYBM. Наша компания оказывает консалтинговые услуги и является оператором проекта «Ювелирно-гранильный кластер на территории ТОСЭР Кангалассы».

 

Я безусловно согласилась, ведь это была очень интересная работа и шанс как-то проявить себя. В то время компания Сайбиэм состояла всего из трех человек, мы работали днями и ночами. Сейчас я очень горжусь тем, что проект, который мы начинали в июле 2017 года создание Ювелирно-гранильного кластера на территории ТОСЭР Кангалассы проект, в который верили немногие – уже воплотился в жизнь. Я достигатор по жизни и мне очень важно видеть реальный результат.

 

- Расскажи, что это за бренд Лаки Лайка?

В какой-то момент мы поняли, что нам нужно оценить на что технически способны, наши будущие резиденты, какие у них есть трудности, какого оборудования им не хватает, какая помощь нужна в плане ведения бизнеса. Резиденты -это ювелирные компании. Тогда и пришла идея создать новый бренд, коммерчески успешный и востребованный. Когда мы только начинали, наши ювелиры вообще не верили в то, что якутские изделия могут иметь универсальную форму и находить отклик в совершенно разных регионах и странах. Это убеждение надо было разрушить, а в силу менталитета, надо было доказывать на деле. В случае с якутской лайкой это как раз и произошло. Меня сейчас очень радует то, что те компании, с которыми мы тогда сотрудничали это поняли и сейчас в том числе создают уже совершенно иные по форме, но имеющие якутский смысл и легенду.

 

 

Итак, задача была поставлена в октябре 2017 года, а в декабре 2017 года ювелирные изделия Лаки Лайка уже лежали на полках. С чего мы начали: во-первых, мы стали исходить из реалий и поняли, что наши мастера умеют и могут работать с серебром, во-вторых, украшения из серебра для народа Саха имеют глубокий смысл и обладают свойствами оберега. Так, мы остановили свой выбор на серебре. Тогда же в республике прогремела история про маленькую девочку Карину Чикитову, которая в 3,5 года выживала в тайге 12 дней. Вообще, в мировой практике нет такой истории, когда даже подготовленные люди выживали более 10 дней в дикой природе без ножа и спичек. А тут маленькая девочка и ей всего 3,5 года. Нас очень сильно задела эта история и я начала ее изучать, разговаривала с людьми, познакомилась с самой Кариной. Мы и сейчас поддерживаем отношения. Для всех якутов эта история отчасти мистическая, потому что без вмешательства высших сил природы здесь однозначно не обошлось. Ее щенок якутской лайки Найда просто психологически давал ей сил бороться дальше и искать путь домой. Он ее согревал, отгонял диких животных. Немногие знают, но когда человек в дикой природе находится очень долго один, то начинает дичиться людей. Карина даже слышала голоса спасателей, но убегала. А собака, понимая, что они больше не протянут, выбежала к людям, дав понять, что если жива она, то есть шанс, что жива девочка. Спасатели продолжили свою работу и на 12 сутки ее нашли. Мы все очень сильно прониклись этой историей, я вот, например, не представляю, что делал бы мой ребенок в 3,5 года, если бы пропал в тайге, где бушуют пожары и где очень много диких животных, где прошел ураган с градом и дождем, да я просто уверена, что мой ребенок не выжил бы. 

 

И наша команда поняла – это должна быть лайка. На тот момент нас стало больше, и уже в октябре над брендом работала целая команда. Это Надя Габышева, которая создала невероятные иллюстрации к приключениям этой маленькой девочки, это Виктория Петрова, которая сопровождала продукт от производства до прилавка, это невероятная Катя Васильева проектный менеджер, которая выстроила всю экономику проекта. Итак, у нас была рабочая группа, мы понимали, что хотим лайку, но не понимали как. 

 

Мне очень сильно хотелось, чтобы форма была универсальной, а смысл изделия был якутский, хотелось показать нашим ювелирам, что экспортный потенциал имеют совсем другие формы - современные. Нам предлагали какие-то эскизы, но все они, в принципе, меня не трогали. Затем мы стали исходить из того, что нам нравится в ювелирке вообще, начали копать и наша Катя наткнулись на проект «Save the wild elephant» от Тиффани. Это был такой проект, в котором слона изобразили схематично, но очень понятно. Потом помог случай - я просто увидела в октябре у остановки пока ждала автобус на снегу след собаки. Она повалялась в снегу и оставила отчетливую форму сердечка после себя, были видны следы мордочки и хвоста-завитушки. Вот над этой формой лежавшей калачиком собачки мы и работали допоздна, придавали ей объем.

 

 

В ходе проекта я начала изучать историю происхождения якутской лайки, и она оказалась очень трагичной. Оказывается, в советское время над собаками северных народов, в том числе и якутов, ставили эксперименты - весь свет якутской лайки практически был уничтожен, выжили очень немногочисленные особи, которые находились в отдаленных районах. В то же время на беринговом проливе наши вели торговлю с народностями, которые сейчас занимают территорию Аляски. И вот они, увидев лайку, увидев то, насколько эта собака бескорыстна, что она никогда не бросит своего хозяина, что она в минус 50 - 60 спит в снегу, они обменяли несколько особей и увезли к себе на родину и уже скрестив со своими породами собак в 1934 году объявили ее своим национальным символом. Тогда как существование якутской лайки как отдельной породы признали только в 2000-х годах. Это, конечно, меня абсолютно обескуражило и я очень хочу рассказать миру о том, что у нас есть такая драгоценность, такая невероятная порода. Да, у нас есть паттерны известные всему миру – холод, бриллианты, хомус, чороон, а вот друзья наши остаются в какой-то тени.

 

Во всей этой истории у меня была подоплека из детства. Когда-то у меня была красивая охотничья собака Кустук. Якутская лайка. Мы ней очень дружили, она выросла на моих глазах, наверное, у каждого якутского ребенка, который вырос в деревне, есть свой щенок, своя собака. Он уже был достаточно крупным псом, когда случилась эта трагичная история: я купила хлеб и на велосипеде с авоськой ехала домой, а навстречу ехал парень на мотоцикле. Как потом выяснилось, он был просто пьян и, скорее всего, даже уснул за рулем. Единственное, что я помню в той истории, как Кустук подбежал ко мне и просто сбил мой велосипед, отодвинув в сторону. Если бы этого не произошло, мотоцикл просто сбил бы меня. К сожалению, этот мотоцикл своими колесами проехал по горлу Кустука и вот тогда у меня впервые в жизни случилась истерика - я видела и понимала очень отчетливо, что мой друг умирает. Родители рассказывают, что очень долго не могли меня успокоить и я больше не признавала никаких других собак. 

 

Почти у каждого человека есть своя грустная история о четвероногих друзьях. Они долго не живут, к сожалению. Таких историй тысячи. И так вот родился проект Лаки лайка. Название придумали мои коллеги Саймон, Степа и Толя, и мне кажется, они придумали очень удачное название.

 

- Проект оказался успешным?

Да. Мы не ожидали, но покупают Лаки лайку не только в России. Скоро проекту будет два года и его очень любят дарить на сувениры, очень часто покупают в аэропорту. Это происходит именно потому, что форма понятна и близка всем. Например, в Японии ее просто приняли за акита-ину, в Корее за свою породу - чиндо.

 

Еще я думаю о том, что мы все сейчас живем в век, когда человечество потеряло какие-то глубокие истинные смыслы, когда идет постоянная гонка за деньгами, успехом и вот именно в это время четвероногие друзья помогают нам не терять нашу духовную составляющую как человека, помогают осознать те высокие ценности, которые ценятся независимо от национальности и вероисповедания. Поэтому эта история и этот бренд нашел отклик в очень многих сердцах.